Преображение. Икона. XVI в. Псковский историко-архитектурный музей-заповедник

Преображение. Икона. XVI в. Псковский историко-архитектурный музей-заповедник.

 

Древнерусское государство, возникшее в IX в., приняло в 988 г. христианство из Византии и тем самым оказалось вовлечённым в мощный поток византийской культуры. Её усвоение и творческая переработка породили оригинальное и самобытное искусство, которое называют древнерусским.

Это искусство, отдалённое от наших дней столетиями, возникло в среде с общественными условиями и мировоззрением, отличными от современных, и обладает особенностями, без знания которых невозможно его полноценно воспринять. Форма, тематика и содержание древнерусского искусства тесно связаны с религией и призваны сосредоточить мысли и чувства человека на неземном, невещественном, вечном. Оно находилось под неусыпным контролем Церкви. Мирские (светские) сюжеты были ему известны, но не более того. Отсюда, однако, не следует, что древнерусская живопись не соприкасалась с жизнью и не отражала мыслей, интересов, настроений, владевших средневековым человеком. Совсем напротив! Создавая образ Богоматери или Святого Николы, изображая Страшный суд или события из жизни Христа, мастер-иконописец отвечал себе и своим современникам на самые насущные и важные вопросы, пытался проникнуть в тайны прошлого и будущего мироздания, разделить добро и зло, найти своё место в мире, смысл собственного существования. Но, конечно, выявить жизненное начало в творениях древнерусских живописцев, понять, как именно реальная жизнь отразилась в той или иной иконе, совсем не просто.

При этом необходимо помнить, что икона — это произведение искусства особого рода, во многом непохожее на привычную для наших дней картину.

Иконография изображений богоматери

Доски и Олифа

Икона как изображение мира

Икона "Параскева Пятница"

По учению Отцев Церкви, иконный образ восходил к первообразу, т. е. представлял собой не личное восприятие каким-либо художником ветхозаветных или евангельских лиц, событий и откровений, а как бы запечатлённую духовную истину; обладал (в доступных человеку пределах) такой же полнотой знания о сверхъестественном, Божественном мире, как и тексты Священного писания. А это значило, что художник должен был следовать приёмам иконографии, т. е. он не мог изменять композиционные схемы и облик персонажей по своему усмотрению. Именно иконография гарантировала верность изображённого Священному преданию и соборному опыту Церкви.

Так сформировался один из основных признаков средневекового искусства — каноничность, т. е. следование строгим правилам — канону. Особенно это относится к древнерусским иконописцам, которые использовали устойчивый набор сюжетов, а главное — типы изображения и композиционные схемы, утверждённые традицией и Церковью. В художественной практике применялись так называемые образцы — рисунки, позднее — прориси (контурные кальки), без которых редко обходился средневековый мастер. Они не давали художнику сбиться и уклониться на путь самомышления.

Канон — явление сложное и не может быть оценён однозначно. С одной стороны, он сковывал мысль средневекового живописца, ограничивал его творческие возможности. С другой — как неотъемлемая часть средневековой культуры, он дисциплинировал художника, направлял его творческий поиск в область тщательной проработки деталей, воспитывал зрителя, помогая ему быстро ориентироваться в сюжетах и внутреннем смысле произведений. Настоящее высокое искусство иконописи начиналось там, где творческая воля мастера, не порывая с каноном (в этом случае художник просто не был бы понят теми, для кого он писал), тем не менее преодолевала его. Иными словами, история иконописи — это история создания и преодоления канонов.

Андрей Рублёв.

Спас. Икона. XV в.

Ведь несомненно, что одни искусства демонстрируют вещи, другие же только намекают на них при помощи знаков языка. Это различие было замечено давно и в разные времена о нем писали. Уже Цицерон "немым" искусствам противопоставлял "словесные" искусства. Ведь уже св.Августин писал, что одно дело рассматривать изображение, а другое – литеры (aliter videtur pictura, aliter vedentur litterae). Только поэзия есть творчество, а кроме нее таковым не является ни одно из искусств: так утверждал Сарбевский, противопоставляя эти две области искусств. Только поэзия является результатом воображения, а кроме нее ни одно из искусств: так два вида искусств разделял Фрэнсис Бэкон. Двойственность предметных искусств и словесных в XVIII выражалась их противопоставлением: beaux-arts и belles-lettres. Гёте писал, что между пластическими искусствами и литературными лежит "громадная пропасть" (eine ungeheuere Kluft). В XIX веке думали аналогично: фон Гартманн разделял эти два вида искусств на искусства, воспринимаемые при помощи чувств, и искусства воображаемые (1887). Это же разделение искусств имел в виду и Т.Манро (1951), когда в соответствии с "манерой передачи" (transmission) разделял искусства на те, что показывают предметы, и те, что только намекают на них.

Это разделение искусств на предметные и словесные можно считать скромным, но определенным результатом длительных усилий по классификации искусств. Впрочем, эти усилия не были уж очень продолжительными: два тысячелетия заняло выделение изящных искусств, а деление изящных искусств в действительности началось лишь в XVIII столетии.

Глава третья

Понятия об искусстве у греков и у нас.

"Поэзия", "музыка", "архитектура", "пластика" – все это выражения греческого происхождения. Современные народы переняли их от греков, чтобы обозначать ими искусства. Древние греки также их употребляли, но по большей части в другом значении. Как правило, это было более широкое значение, не ограниченное художественным творчеством.

"Poiesis", от которой происходит "поэзия", первоначально обозначала у греков только то, что вообще создается (от "poien" – делать, создавать) и лишь позже ее значение оказалось связано с созиданием специального вида, а именно – созданием стихов. Точно также "poietes", от которого происходит "поэт", первоначально обозначало каждого создателя.

"Musike" обозначало всякую деятельность, которой благоволят Музы, и только среди прочего также искусство звуков. "Musikos" же было названием, применяемым не только к музыканту в нашем значении, но более широко – к каждому действительно образованному человеку, глубоко культурному, разбирающемуся в искусствах и умеющему ими пользоваться. "Architekton" – это был главный руководитель созидания, в отличие от подчиненных ему работников, а "archtektonike" имело также более общее значение "главной" науки или искусства.

 

История живописи, архитектуры, скульптуры Популярная энциклопедия