Андреи Рублёв.Пророк Даниил. Фреска в соборе Успения на Городке

Андреи Рублёв.Пророк Даниил. Фреска в соборе Успения на Городке. Начало XV в. Звенигород.

 

Объединение русских земель вокруг Москвы открыло новую эпоху в русской истории: в столице сосредоточилась высшая политическая и церковная власть. А на Востоке под натиском турецких завоевателей медленно угасала Византия, увлекая за собой балканские православные страны — Сербию, Македонию, Болгарию. Теперь все надежды и чаяния православных христиан были связаны с возвышением Москвы и укреплением русской государственности. Сплав византийского и славянского наследия образовал яро русской национальной культуры. Монументальная живопись Московской Руси, опираясь на византийские и владимиро-суздальские традиции, пережила необыкновенный взлёт в творчестве самых крупных мастеров эпохи — Андрея Рублёва (около 1360—1430) и Дионисия (около 1440 — около 1505).

Летописные данные о жизни и творчестве Андрея Рублёва весьма лаконичны: неизвестны ни точная дата, ни место рождения, ни подробная биография художника. По одной из версий, прозвище Андрея связано с деревней Рублёво, которая находилась на Москве-реке недалеко от столицы.

Андрей Рублёв. Апостолы Матфей и Лука из сцены «Страшный суд»

Мастер Дионисий

Краски Дионисия

По другой — его творческий путь начинался в тверском городе Старице. Предполагают также, что до сорока лет Рублёв, ещё мирской живописец, работал в мастерской великокняжеского двора. Позднее он стал монахом Троицкой обители, а затем и Спасо-Андроникова монастыря в Москве, где и был похоронен.

Андрею Рублёву заказывали расписывать важнейшие храмы Московской Руси. В 1405 г. вместе с Феофаном Греком и Прохором с Городца Андрей Рублёв расписывал интерьер Благовещенского собора Московского Кремля (сильный пожар 1547 г. уничтожил эту роспись). В 1408 г. вместе с Даниилом Чёрным он восстанавливал живопись Успенского собора во Владимире, сильно пострадавшего от монголо-татар. В 20-е гг. XV в. Рублёв с Даниилом и другими художниками в Троице-Сергиевом монастыре украшал Троицкий собор, воздвигнутый на месте погребения преподобного Сергия Радонежского — одного из наиболее почитаемых русских святых. Восхищение и признание современников вызывало не столько выдающееся живописное дарование Рублёва, сколько его поразительное умение открывать взору человека невидимый мир Божественной красоты, сотканный из чистых красок, света и молитвенной тишины. Творчеству Андрея Рублёва чужда насыщенная мистическим порывом грозовая атмосфера феофановской живописи, равно как и царственное величие древних византийских образов. Он вкладывал в свои произведения всю теплоту и искренность религиозного чувства, проникновенный лиризм и задушевность.

Во фресках владимирского Успенского собора разворачивается монументальная картина «Второе и страшное Христово пришествие», где драматические сцены и фантастические видения повествуют о последних событиях в истории человечества. В понимании Рублёва Страшный суд - окончательное торжество добра над злом. «Ярое око» Христа низвергает грешников в «геенну огненную» — вечный адский огонь, но дарует спасение и открывает райские врата праведникам. Идея торжества Божественного порядка нашла выражение в уравновешенной и стройной композиции. Все её сцены устремлены к изображению Христа, окружённого высшими небесными силами («Спас в силах»). По замыслу Рублёва, торжественная сцена суда, где по традиции представлены сидящие на тронах апостолы и сонмы ангелов позади них, должна не устрашать, а ободрять верующего, вселяя в негоуверенность в совершении справедливого суда. Поэтому просветлённые лики апостолов полны мягкой доброты и милосердия, а ангелы со склонёнными головами тихо печалятся о преходящей судьбе мира.

Парковое искусство или украшение самой природы

Убранство или украшение тела

Декоративность или украшение жизни

То, что делал Либельт (а также другие эстеты его времени) можно охарактеризовать так: для очевидных различий между искусствами они отыскали неочевидные основания.

Сам Гегель еще раньше, уже в 1818 г. опубликовал (Vorlesungen über die Ästhetik) свое столь хорошо известное разделение искусств на символические, классические и романтические. А ведь сущность этого разделения была особенной: он сопоставил не виды искусств, но стили, поочередно появляющиеся во всех видах. Это была плодотворная идея: с тех пор на протяжении полутора столетий было выдумано много подобных исторических делений. Но это было решение иной задачи, а не той, которую издавна пыталась решить классификация искусств.

В. Большие системы исчерпали себя приблизительно к середине XIX века и их место заняли более эмпирические исследования. Классификации, основывающиеся на перечислении возможностей, опять занялись упорядочиванием фактически культивируемых искусств. Центром эстетики в то время была Германия. В области классификации искусств немецкие авторы продемонстрировали немало изобретательности. Были и прецеденты – деления Канта, а также Ф.Т.Фишера, наиболее среди гегельянцев преданного эстетике, который считаясь с фактически развивающимися искусствами делил их в соответствии с видами воображения: является оно репродуктивным в пластических искусствах, продуктивным в музыке и, как он утверждал, "поэтическим" в поэзии.

Во второй половине XIX столетия искусства (изящные) делили по разному. По восприятию зрением и восприятию слухом. На требующие (как музыка) исполнителя и такие, которые (как живопись) исполнителя не требуют. На демонстрирующие все части произведения одновременно и на протяженные во времени, как музыка или литература. На пробуждающие определенные ассоциации, как делает это живопись или искусство слова, и неопределенные, как музыка. Позже, совместно с новыми течениями начали делить искусства на фигуративные и нефигуративные, или, как их еще называли, на конкретные и абстрактные, асемантические и семантические. Особенно широко применялось деление искусств на чистые и прикладные. Это была типичная пара в XIX веке, как некогда свободные и простонародные, а потом свободные и механические, а отчасти и их эхо.

 

История живописи, архитектуры, скульптуры Популярная энциклопедия