Преображенская надвратная церковь в Новодевичьем монастыре в Москве. XVII в.

Преображенская надвратная церковь в Новодевичьем монастыре в Москве. XVII в.

 

Для России XVII столетие началось страшным голодом. Царь Борис распорядился раздавать бедным денежную милостыню, но на неё нечего было купить. Вскоре началась холера, а затем последовали грабежи и разбои. В 1603 г. в Польше объявился самозванец, утверждавший, что он — законный наследник московского престола, чудом спасшийся младший сын Ивана Грозного царевич Дмитрий, которого все считали умершим. Многие поверили ему; поверила даже мать царевича Мария Нагая, к тому времени постригшаяся в монахини под именем Марфа. Ей так хотелось думать, что произошла ошибка и её единственный сын жив... Поляки воспользовались удобным случаем и обещали самозванцу войска в обмен на русские земли.

С этого времени началась Смута: вторжения поляков и шведов, смерть Бориса Годунова, убийство его жены и сына, убийство Лжедмитрия и появление новых самозванцев... Хотя в 1612 г. Москву освободили от поляков, военные действия продолжались ещё семь лет. Хозяйство страны пришло в упадок: крестьянские поля зарастали кустарником, в городах многие мастера вынуждены были оставить своё ремесло.

Поэтому до 20-х гг. XVII в. никакого строительства в Москве не было. Когда же новый царь Михаил Романов решил ознаменовать окончательную победу над иноземцами, возведя храм Покрова в своей усадьбе Рубцове (1619—1627 гг.), его зодчие повторили облик годуновских храмов. Однако постройка оказалась массивнее, проще и гораздо грубее — как будто мастера-каменотёсы разучились держать свой нехитрый инструмент. Лучшие архитекторы и строители XVII столетия служили «на великого государя», но и они во многом утратили своё искусство.

 

Изящные искусства.

Один из авторов пробовал среди искусств выделить "рассудочные", иные же — "музыкальные", "благородные", "запоминающиеся", "образные", "поэтические" и, наконец, "изящные".

Рассудочные искусства. Флорентийский гуманист Дж.Манетти (De Dignitate et excellentia hominis, 1532) уже в половине XV века выделял среди искусств artes ingenuae, что можно перевести как "рассудочные" искусства, но равно и как "изобретательные". Он имел в виду те, которые являются творением разума и к разуму же обращаются и считал, что они являются творением особым, необычным, изобретательным. Однако дело модернизации понятия искусства он продвинул незначительно, он выдумал новое название, но не новое понятие: это было просто новое название для "свободных" искусств, объем остался тем же, как и ранее в него входили науки, но не входила поэзия.

Музыкальные искусства. Марсилио Фичино, руководитель платоновской академии во Флоренции, творивший пол века спустя, сделал более Манетти. В письме к Паулю де Миддельбургу он писал в 1492 г.: " Наше столетие, это золотое столетие отдало должное свободным искусствам, долгое время пренебрегаемым: грамматике, поэзии, риторике, живописи, архитектуре, музыке и древнему пению Орфея"[4].

К делу он подошел противоположным образом, нежели Манетти: сохранил старое название (свободных искусств), но охватил им иную, новую совокупность искусств; он включил архитектуру и живопись, которые до этого понимались как механические искусства, а также поэзию, которую вообще не относили к искусствам. Он сумел соединить эти искусства, которые мы сегодня считаем настоящими, и отделить их от ремесел. На основании какого принципа он это сделал? На этот вопрос он сам отвечает в другом письме, а именно к Канизиано: "Это музыка – пишет он в нем – дает вдохновение творцам: ораторам, поэтам, скульпторам и архитекторам".

Таким образом, он увидел связующее звено между ними в музыке и выделенные ею искусства, по его мнению, можно, хотя сам он этого прилагательного не использовал, назвать "музыкальными". С древности "музыка" и "музыкальный" были двузначными понятиями: в узком значении они относились к искусству звучания, в более широком – ко всем искусствам, сущим в "услужении Муз". Следовательно, связующее звено между выделенными Фичино искусствами можно усматривать в их мелодичности или ритмичности, но также и более широко – в "служении Музам" или же, как он сам писал, во вдохновении творцов.

Благородные искусства. Пол века спустя Джовани Пьетро Каприано в своей поэтике 1555 г. (De vera poetica, А3) выделил подобную совокупность искусств, однако по другому основанию и с другим названием, а именно – "благородные" искусства. Он писал: "Название благородных искусств принадлежит единственно тем, которые являются предметом благороднейших наших чувств, обширнейших наших способностей и которые одновременно отмечены вечностью: таковыми являются поэзия, живопись, скульптура".

 

История живописи, архитектуры, скульптуры Популярная энциклопедия