История Древнерусского искусства. Стили русского книжного орнамента.

Печатная заставка в «Апостоле» Ивана Фёдорова. 1564 г.

 

Главным орнаментальным украшением средневековой рукописной книги была, как правило, заставка. На протяжении XII—XIX вв. русские книгописцы и живописцы выработали несколько последовательно сменявших друг друга (а временами конкурировавших между собой) орнаментальных стилей.

Древнейшим из них был старовизантийский стиль, который главенствовал в XI—XIII вв.: торжественный, даже несколько тяжеловесный, с обилием золотой краски. Другой характерной чертой этого стиля были строгий геометризм и правильность форм.

В XIII—XIV вв. его сменил чисто русский оригинальный тератологический (от греч. «тератос» — «чудовище»), т. е. чудовищный, звериный, стиль, возникший в Новгороде. Так он называется по той причине, что инициалы и заставки, выполненные в этом стиле, представляют собой переплетённых ремнями или жгутами невообразимых чудищ, зверей и птиц, лапы, шеи и хвосты которых изгибаются под немыслимыми углами, переходят в растения и вновь в конечности, но только уже других «персонажей» рисунка. Люди и животные как бы силятся разорвать удушающие их путы. В этом стиле очень многое взято из древней языческой культуры, которая самым парадоксальным образом соединяется с культурой христианской. Например, силуэты пятикупольных церквей в рукописях XIII—XV вв. создаются той же самой «чудовищной» плетёнкой, и кресты вырастают из голов хищных птиц. Золотописание почти исчезает, излюбленными тонами становятся тёмно-синие и небесно-голубые.

В XV—XVI вв. получают распространение балканский и нововизантийский стили. Заставки балканского стиля строго геометричны и состоят из правильных окружностей, квадратов, ромбов и восьмёрок с широкими петлями. Для балканского стиля характерны нежные травянистые, пастельные, изумрудные и ярко-красные тона. Нововизантийский стиль - подчёркнуто парадный и роскошный. Он возрождает в более изящных формах забытое золотописание домонгольского периода. Заставки нововизантийского стиля включают в себя сложные композиции, состоящие из трав, цветов и плодов. Рамка подобной заставки объёмна, она как бы «дышит», прорастая маленькими травинками.

Старовизантийский стиль

Чудовищный стиль

Нововизантийский стиль

Старопечатный стиль

Балканский стиль

Гуслицкий стиль

В XVI в. русские книжники знакомятся с немецкой гравюрой первых печатных книг и начинают тщательно перерисовывать характерные завитки листьев, цветки и шишечки. Довольно быстро эти художественные элементы получают широкую популярность в Московском государстве. Русские первопечатники Иван Фёдоров, Пётр Мстиславец, Андроник Тимофеевич Невежа и Иван Андроникович Невежин, создавая стиль оформления печатных книг, использовали известную им рукописную традицию. Так на основе соединения нововизантийского орнаментального стиля и гравюры возник старопечатный стиль. Сотни тысяч экземпляров старопечатных книг, изданных Московским Печатным двором во второй половине XVI -XVII в., украшены заставками, выполненными именно в этом стиле. Нет ничего странного в том, что со временем старопечатный стиль в своём законченном, развитом виде перешёл и в рукописную книгу, которая продолжала создаваться и была широко распространена. Таким образом печатники и живописцы несколько раз заимствовали друг у друга популярные изобразительные мотивы.

На рубеже XVII—XVIII вв. искусство орнаментики в рукописной книге приходит в упадок, так как сама рукописная книга вытесняется книгой печатной. Только старообрядцы продолжают развивать эту художественную традицию. В их среде создаются новые стили, например виртуозный поморский, который возник в Поморье, землях, лежащих по берегам Онежского озера и Белого моря, — крупнейшем центре старообрядчества. А нарядный гуслицкий стиль происходит из старообрядческого центра Гуслицы, расположенного недалеко от Москвы.

 

Инициал тератологического стиля в рукописи XIV в.

Средневековье, а затем и последующие столетия приняли понятийный и терминологический аппарат древних, дополняя его однако по своему. Схоласты понятие дифференцировали: например, Альберт Великий (Summa theol., q.26) различал прекрасное in corporibus, in essentialibus, in spiritualibus. Люди же Возрождения, смотрящие глазами мастеров пластического искусства, были склонны сужать понятие прекрасного до одного органа чувств, а именно – зрения: Фичино считал (Opera, 1561, s. 1574), что "прекрасное более относится к зрению, чем к слуху". А люди последующих столетий усвоили все варианты понятия прекрасного, употребляя их попеременно и кому как удобно. Спекулятивным эстетам удобнее было пользоваться широким, а эмпирикам – узким. К "изящным" искусствам в XVIII веке причисляли даже поэзию и искусство слова; к концу столетия их уже не причисляли, но причисляли музыку и танец. В ХIХ веке случалось название ограничивали пластическими искусствами - живописью и скульптурой.

Приведенные выше исторические сведения показывают, что теории прекрасного оперировали тремя понятиями прекрасного.

А. Прекрасное в самом широком смысле. Таким было первичное понятие греков, охватывающее также моральное прекрасное, а значит область не только эстетики, но также и этики. Схожий смысл можно найти также в средневековом высказывании: "pulchrum et perfectum idem est".

В. Прекрасное в исключительно эстетическом смысле. Оно охватывало единственно то, что вызывает эстетические переживания; зато оно охватывало все, что вызывает такие переживания – будь то цвет, звук или мысль. Именно это понятие прекрасного со временем стало основным понятием европейской культуры.

С. Прекрасное в эстетическом смысле, но суженном до области зрения. В этом смысле прекрасными могли быть единственно форма и цвет. Такое понятие прекрасного уже употреблялось в древности, в частности стоиками. В наше время оно появляется, пожалуй, более в естественном языке, чем в эстетике.

Однако эта тройственность прекрасного не затрудняет взаимопонимания; скорее его затрудняет громадина области прекрасного, объем и разнообразие его десигнатов. Среди них теоретики учитывают только некоторые, в частности те, которые им близки и кажутся типичными, с их помощью они строят свои теории; один учитывает одно, второй иное, и поэтому трудно предотвратить расхождения в результатах. Хорошо известны расхождения взглядов на прекрасное между классиками и романтиками; но таких расхождений было и остается несравнимо больше.

Из этих трех понятий главным понятием сегодняшней эстетики является понятие В: оно и будет темой последующих исторических рассмотрений. Первым вопросом должен быть вопрос: Возможно ли и как привести дефиницию прекрасного (в смысле В)?

Во всяком случае существует несколько дефиниций, берущих свое начало у известных мыслителей разных времен. Аристотель (Rhet., 1366 a 33) определял прекрасное как то, "что являясь благом, приятно". Фома Аквинский (Summa theol., I q. 5 a. 4 ad 1)): "то, что нравится, когда наблюдаемо", Кант: "что нравится не посредством чувств, ни понятий, но нравится с субъективной необходимостью, всеобъемлюще, непосредственно и совершенно без интереса" (Критика способности суждения, 1790, § 5).

 

История живописи, архитектуры, скульптуры Популярная энциклопедия