Летающий спутник

Летающий спутник

Заработок для студента

Заработок для студента

 Заказать диплом

 Курсовые работы

Курсовые работы

Репетиторы онлайн по любым предметам

Репетиторы онлайн по любым предметам

Выполнение дипломных, курсовых, контрольных работ

Выполнение дипломных, курсовых, контрольных работ

Магазин студенческих работ

Магазин студенческих работ

Диссертации на заказ

Диссертации на заказ

Заказать курсовую работу или скачать?

Заказать курсовую работу или скачать?

Эссе на заказ

Эссе на заказ

Банк рефератов и курсовых

Банк рефератов и курсовых

Успение Богородицы. Икона. XVI в. центральный музей древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублёва

Успение Богородицы. Икона. XVI в. центральный музей древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублёва, Москва.

Оранта Мирожская. Великая Панагия. Икона. XVI в. Псковский историко-архитектурный музей-заповедник.

 

Искусство XVI в. всё теснее связывает свои судьбы с интересами государства. Над личностью мастера-творца, над самим процессом художественного творчества всё сильнее нависает «злоба дня». В царствование Ивана IV государство стало непосредственно контролировать искусство. Церковный собор 1551 г. регламентировал не только взаимоотношения мастера-живописца с учениками, но также художественный процесс и его результаты, канонизируя освящённые веками и авторитетами иконографические схемы, призывая копировать старых византийских живописцев и Андрея Рублёва. Подобные меры, безусловно, наносили большой вред искусству, поощряли ремесленничество и бездумное повторение «образцов».

В XVI в. Москва стала объединять местные художественные школы, что стало естественной реакцией в искусстве на объединение страны. В результате самые отдалённые русские земли смогли воспринять высшие достижения столичного искусства, и в какой-нибудь глухой северной веси из-под кисти патриархального сельского мастера появлялась икона, написанная по композиции Андрея Рублёва. А искусство самой Москвы обогащалось творческим опытом Новгорода, Пскова, Твери и других высокоразвитых русских центров.

В XVI в. существенно стала расширяться тематика древнерусской живописи. Гораздо чаще, чем раньше, художники обращаются к сюжетам и образам Ветхого завета, к назидательным повествованиям притч и, что особенно важно, к легендарно-историческому жанру.

Никогда ранее историческая тема не занимала так много места в творениях иконописцев. В связи с этим в художественное творчество всё более проникают жанровость, интерес к быту, всё чаще в композициях появляются русские «реалии». Условная «эллинистическая» архитектура сменяется на иконах русской. В то же время в живописи XVI в. ощутимо тяготение к отвлечённому «мудрствованию», к истолкованию в зрительных образах богословских догматов. Церковь и государство жёстко контролировали иконопись, поэтому в то время получили распространение иконописные подлинники (сборники образцов), в которых устанавливалась иконография основных сюжетных композиций, а также отдельных персонажей.

Правительство Ивана Грозного придавало огромное значение возвеличиванию в искусстве своих политических идей. Об этом свидетельствует икона-картина «Благословенно воинство небесного царя» («Церковь воинствующая»), происходящая из Успенского собора Московского Кремля. Призванная увековечить покорение Казанского ханства, она мало напоминает традиционный моленный образ. На очень вытянутом в ширину композиционном поле художник изобразил многочисленное войско, которое тремя дорогами в пешем и конном строю удаляется от охваченного пламенем города. Воинский поток, предводительствуемый архангелом Михаилом, устремляется к «граду» на другом краю композиции, откуда благословляют шествующих Богоматерь с Младенцем Христом. Так «увидел» царский иконописец торжественное возвращение русского войска из Казани в Москву, представив его как апофеоз «воинства небесного царя», движущегося из разгромленного «града нечестивого» к «горнему Иерусалиму». На иконе принято противоположное обычному направление движения — справа налево, что делает его более медленным и церемониальным.

Икона "Параскева Пятница в житии" и другие

Икона "Богоматерь Словенская"

 

А лёгкие ангелы в ярких одеждах с венцами в руках, взлетающие навстречу воинам, помогают добиться в изображении динамического равновесия. Впереди среднего полка или в центре его с алым стягом, в царском наряде, с крестом в руках едет сам Иван Грозный. В рядах святого войска — прославленные русские князья и полководцы, предки юного царя, а также «вселенские святые воины» и русские ратники, сложившие головы под Казанью и уподобившиеся древним мученикам. У ног всадников струится река. Рядом изображён иссякший источник. Он символизирует падший «второй Рим» — Византию. Полноводный источник символизирует «третий Рим» — Москву.

Правда, в Греции было течение (берущее начало, возможно, у Демокрита, а в Филодеме имеющего своего главного представителя), глашатаи которого отрицали большое значение музыки в духовной жизни, утверждая, что звук воздействует единственно физически, и только слово как носитель мысли воздействует на духовное состояние человека, что поэтому музыка воздействует психически исключительно благодаря своей связи с поэзией. Однако преобладал взгляд (идущий от Платона через Аристотеля и Теофраста), который приписывал музыке побуждающую и очищающую силу, а также моральное и метафизическое значение так же, как и поэзии.

Таким образом поэзия и музыка у греков сблизились. Зато поэзия и пластические искусства не только оказались причисленными к различным классам явлений, но и к разным уровням: поэзия на неизмеримо более высоком уровне, чем пластика. Древние греки обожествляли поэтов, художника-скульптора от ремесленника-каменщика длительное же время в обществе не отличали. И один, и второй – banausoi, зарабатывающие на жизнь трудом рук.

Об этом греческая литература свидетельствует неоднократно. Особенно выразительно демонстрируют это два текста, а именно – известные тексты Плутарха и Лукиана. Плутарх в Жизнеописании Перикла выразил убеждение, что даже после осмотра таких шедевров, как Зевс Олимпийский Фидия или Гера Аргоская Поликлета, ни один юноша хорошего происхождения не захочет стать Фидием или Поликлетом, ибо из того, что произведение вызывает восхищение, не следует, что также и его исполнитель-ремесленник достоин восхищения. Лукиан же говорит с еще большей досадой: "Представь даже, что становишься Фидием или Поликлетом и выполняешь многочисленные шедевры, все будут тогда восхищены твоим искусством, но никто рассудительный не захочет быть похожим на тебя: всегда ведь будут считать тебя ремесленником и кустарем и напомнят тебе, что зарабатываешь на жизнь руками"[16].

Прямо противоположным было отношение к поэтам, а особенно к одному поэту – к Гомеру. Он был окружен особенным культом. Распространители же этого культа, рапсоды, во времена Ликурга, Солона, Писистрата были вроде бы как на государственной службе. После I века нашей эры Гомера стали считать теологом, а его эпопею - книгами откровения. Но уже до этого, "на протяжении всей языческой древности он был учителем религии, а значит как бы пророком и теологом. Когда его самого признали полубогом, мы не знаем. Во всяком случае, уже Цицерон и Страбон свидетельствуют, что ему отдавали божественные почести в Смирне, Хиосе, Ассосе и Александрии[17].

 

История живописи, архитектуры, скульптуры Популярная энциклопедия