Илья Кабаков. Из цикла «Вопросы и ответы».

Илья Кабаков. Из цикла «Вопросы и ответы». 1976 г.

Сюрреализм и концептуальное искусство

Уже в конце 50-х гг. сложилась группа художников, увлечённых европейским и американским сюрреализмом, но в полной мере они заявили о себе во второй половине 60-х и в 70-х гг. Каждый художник разрабатывал собственный, легко узнаваемый набор изображений-знаков.

Владимир Борисович Янкилевский (родился в 1938 г.) окончил художественную студию при Московском полиграфическом институте. Его произведения — «Атмосфера Кафки» (1969 г.), серия гравюр «Мутации» (70-е гг. XX в.) и другие — представляют собой ребусы, сложенные из разнообразных значков, которые вызывают ассоциации с таблицами, диаграммами, графиками и т. п. Позднее Янкилевский начал создавать трёхмерные объекты.

Илья Иосифович Кабаков (родился в 1933 г.) выбрал для своих работ иной изобразительный «словарь»: картинки к детским книжкам, штампы советской наглядной агитации — стенды, стенгазеты, плакаты. Однако в композициях художника они теряют свои привычные функции, и зрителю предлагается придумать им другое назначение. Содержание произведений Кабакова строится на столкновении изобразительного и текстового ряда. Таковы, например, работы «Смерть собачки Али» (1969 г.), «Составьте по картинке рассказ» (1977 г.).

Для Эдуарда Аркадьевича Штейнберга (родился в 1937 г.) характерно обращение к авангарду 10— 20-х гг., к элементам супрематической живописи («Композиция. Памяти Казимира Малевича», 1970 г.). Дмитрий Михайлович Краснопевцев (1925—1991) свои «стилистические фигуры» (с отсылкой на итальянскую метафизическую живопись) — кувшины, раковины, свитки — выполнял по единой «технологии» чёткого, контрастного распределения светотени («Свиток с неизвестным алфавитом», 1962 г.), что сближает его работы с печатной графикой.

Искусство второй половины XX века

Виктор Попков и Анатолий Зверев

«Лианозовская группа»

Соц-арт

 

Крупнейшей фигурой, соединившей 20-е и 50-е годы был Наум Габо, который в течение трех десятилетий обогатил идеи динамического искусства, создав ряд непревзойденных объемно-пространственных и кинетических композиций. К концу 50-х годов многое в кинетизме им уже было произнесено. И все же эти идеи берутся на вооружение новой генерацией художников, которые, частично следуя гению Габо, частично преодолевая это фатальное влияние, выражают идеалы сознания «атомного веника». И программа, и практика кинетистов опирались на новые сциентистские представления и достижения научно-технического прогресса. Крупнейший представитель европейского кинетизма Николя Шоффер формулирует в 50-е годы и позже реализует идею запрограммированного (кибернетического искусства), которое было бы невозможно без современной электроники. Тексты Шофера с огромным воодушевлением читались московскими кинетистами, стали для них «азбукой кинетизма». Ф. Инфанте впервые посетил Н. Шофера в Париже в 1975 году и с тех пор ведет переписку.

В первое время существования «Движения» многие формы их творчества естественно отражали влияние европейского кинетизма. Но достаточно скоро выставки «Движения» в свою очередь начинают привлекать внимание западных критиков. Одним из первых исследователей этого явления стал чешский искусствовед Душан Конечный, на протяжении нескольких лет следивший за эволюцией группы, много общавшийся с художниками и посвятивший им ряд работ. Работами «Движения» как части неофициального советского искусства интересовался известный французский критик М. Рагон, а автор обобщающих трудов по истории кинетизма Ф. Поппер анализирует работы москвичей в общем художественном контексте эволюции этой тенденции (т.е. в первые с 20-годов работы советских художников рассматриваются на равных основаниях с произведениями западного искусства).

Активным репрезентированием Западу коллектив был обязан Л. Нусбергу, проявлявшему немалые организационные способности. Он опубликовал свои тексты и работы членов группы, обеспечивал появление материалов в советской массовой печати.

Благодаря поддержке западных коллег группа «Движение» устраивает ряд своих выставок в Европе (Прага, 1965; Мюнхен, 1966), а также участвует в нескольких представительных международных выставках кинетического искусства («Новая тенденция-3», Загреб, и «Актуальные альтернативы», Рим, Аквиле, обе-1965; «Искусство – Свет – Искусство», Голландия, Айндховен, 1966; «Кинетика», Кельн, 1967; «Документа-1968», Кассель; «Биеннале-69», Нюрнберг). Советский кинетизм в этих экспозициях представляли работы Л. Нусберга, Ф. Инфанте, В. Галкина, В. Щербакова, Г. Битт и других членов группы. Сами художники не выезжали в то время за границу и вынуждены были передовать работы на выставки, как якобы подаренные знакомым из стран Западной Европы. Функционировавшая таким образом система обмена информацией и работами отражала, с одной стороны, общность художественного «генотипа» (недаром Н. Шофер называл кинетизм «планетарным языком современной эпохи»), но с другой стороны, при сохраняющейся культурно-политической изоляции советского общества, московский кинетизм не мог не стать весьма самобытным явлением.

Общей спецификой кинетизма было образование групп и работа в коллективе. Это было вызвано не только потребностью в манифестировании своих принципов (как было свойственно всем авангардным сообществам), но и практической деятельностью по созданию кинетических выставок. Иначе говоря, один кинетист не смог бы достичь желаемого синтеза искусств, требовавшего совместных усилий художников, дизайнеров, инженеров, программистов, архитекторов. В кинетизме возникает феномен «художника-инженера» (выражение Ф. Поппера), новые качества искусства создаются коллективно. Еще в 1955 году группа молодых французов назвала себя «коллективом кинетистов» (так называемый «Манифест молодых», подписанный Вазарели и другими). Наиболее значительные группы возникают нак рубеже 50-60-х годов – это «Экип-57» (Испания, А. Дуарте и др.), «GRAV» (Группа поисков в области визуального искусства», Париж, Х. Ле Парк, Д. Р.Сото, Ф. Сорбино, Ж. Стайн, 1961), группы «N», «MID», «T» (Италия), «Nul» (Голландия, Х. Питерс, Де Бриес и др.), «ZERO» (ФРГ, Г. Юккер, О. Пине, Х. Марк, 1962), «Движение» (Москва, 1962), «Gutai» (Япония; И. Йоширава), «Synteza» (Прага, З. Пезанек,1965).

История живописи, архитектуры, скульптуры Популярная энциклопедия